Добыча газа в США: история регулирования отрасли

Газовая отрасль США формировалась в течение многих десятилетий.

Добыча газа в США: история регулирования отрасли

До 1954 г. государственное регулирование в США в области добычи природного газа носило достаточно ограниченный характер. Затем в течение 30 лет сектор подвергался жесткому регулированию. Начиная с 1985 г. продолжаются реформы, направленные на либерализацию.

Транспорт природного газа всегда находился под жестким государственным контролем. Любая компания, желающая заняться транспортом или оптовой продажей природного газа на межштатном газовом рынке, должна получить в Федеральной энергетической комиссии по регулированию сертификат об общественной выгоде и полезности. Одобрение комиссии необходимо при каждом изменении транспортного тарифа и введении в эксплуатацию новых производственных фондов.

В 1938 г. был принят «Закон о природном газе» (Natural Gas Act — NGA), который расширил возможности федерального регулирования газовой промышленности. До этого деятельность предприятий отрасли в основном регулировалась соответствующими органами штатов. Закон предоставил Федеральной энергетической комиссии (Federal Power Commission — FPC) следующие полномочия:

  • осуществление контроля экспорта и импорта природного газа, установление и отмену транспортных тарифов, определение нормативных издержек для транспортных компаний, оценку их основных фондов, разрешение на расширение производственных мощностей и прекращение деятельности, установление требований к ведению бухгалтерского учета, регулирование норм амортизации и пр.;
  • получение регулярной информации от транспортных компаний;
  • получение информации от соответствующих органов штатов о действующей на их территории системе регулирования;
  • рассмотрение жалоб штатов и муниципалитетов, относящихся к межштатной торговле газом.

Цены на природный газ, продаваемый на внутриштатных рынках, оставались под контролем комиссий штатов, а цены на газ, продаваемый производителями для межштатной торговли вплоть до 1954 г., не были объектами федерального регулирования. В 1954 г. Верховным судом США была принята новая трактовка «Закона о природном газе», в соответствии с которой цены на газ для межштатной торговли должны были устанавливаться Федеральной энергетической комиссией.

Основанием для принятия такого решения послужило опасение, что недостаточно развитые конкурентные отношения между производителями газа могут привести к необоснованному росту цен на расширяющемся межштатном рынке. Теперь газодобывающая компания, прежде чем начать продажу газа на межштатном рынке, должна была получить предварительное одобрение Федеральной энергетической комиссии в форме сертификата об общественной выгоде и полезности. После получения такого сертификата на данный ресурс компания уже не могла использовать его в других целях без соответствующего разрешения комиссии (например, продавать газ на внутриштатном рынке).

Сложившаяся в результате система ценообразования привела к серьезным диспропорциям на газовом рынке США. Цены, устанавливаемые Федеральной энергетической комиссией, оказались ниже равновесных цен спроса и предложения. Юрисдикция Федеральной энергетической комиссии распространялась на продажи газа добывающими компаниями оптовым покупателям для межштатной торговли, однако сохранялась возможность поставок газа на внутриштатный рынок по более высоким ценам. На эти контракты юрисдикция Федеральной энергетической комиссии не распространялась. Крупные потребители имели возможность предложить производителям более высокую цену по сравнению с регулируемой ценой для оптовых покупателей. Объем поставок на межштатный рынок снизился, так как производители стали поставлять газ на внутриштатные рынки, имевшие более низкий потенциал роста спроса на газ.

В результате это привело к оттоку инвестиций из области добычи природного газа, а ввод новых месторождений в эксплуатацию перестал покрывать истощение используемых. Страна столкнулась с ограничениями поставок газа на межштатном рынке (что в первую очередь коснулось средних и мелких потребителей штатов, в которых отсутствовала собственная добыча газа).

В 1978 г. с целью решения проблем, связанных с неравноценными условиями поставок газа на межштатный и внутриштатный рынки природного газа, а также стимулирования разработки новых месторождений Конгресс США принял «Закон о политике в газовой промышленности» (Natural Gas Policy Act — NGPA).

Закон унифицировал цены на межштатном и внутриштатном рынках, для которых был введен единый подход к регулированию. Все промысловые цены устанавливались на уровне, стимулирующем разработку новых месторождений и добычу газа. Закон также предусматривал программу постепенного дерегулирования некоторых промысловых цен на газ.

После нескольких лет дефицита газа на рынке и перебоев с его поставками межштатные транспортировочные компании стали активно конкурировать за поставки газа из новых месторождений, в том числе «дорогих». Они стремились обеспечить себя резервами газа, заключая с производителями контракты типа «бери или плати» (take or pay — «бери или плати»). Своих потребителей (местные газораспределительные компании и некоторые конечные потребители) газотранспортные компании вынуждали заключать контракты, в которые входило условие по минимальной оплате (за требуемую газотранспортную мощность), чтобы компенсировать свои постоянные издержки в случае падения спроса на газ.

По замыслу авторов «Закона о политике в газовой промышленности» паритет цен на нефть и газ должен был установиться в 1985 г. Однако с 1980 г. цены на нефть стали падать, в то время как цены на газ росли и вскоре стали превышать цены на нефть. Рост цен на газ вызвал падение спроса на него. Отчасти на падение спроса повлияло и общее ухудшение экономической ситуации в стране. В результате страна столкнулась с перепроизводством газа. По некоторым оценкам, начиная с 1982 г. предложение превышало спрос на 10-15%. Эта ситуация послужила поводом к появлению нового рынка газа — рынка немедленной поставки, или спотового рынка.

В то время как цена на газ, продаваемый по контрактам «бери или плати», была высокой, в стране оставались компании, которые были готовы продать газ по низкой цене (газ из «старых» месторождений). Однако газотранспортные компании не были заинтересованы в покупках такого газа.

Двумя главными препятствиями для потребителей в покупках «дешевого» газа были контрактные обязательства по минимальной оплате и отсутствие свободного доступа покупателей к газотранспортной сети.

Первое препятствие было устранено распоряжением Федеральной энергетической комиссии по регулированию No 380, которое освободило местные газораспределительные компании от части обязательств по минимальной оплате.

В результате этого долгосрочные контракты, предусматривающие фиксированную цену на газ с фиксированным коэффициентом ее регулярного увеличения стали заменяться краткосрочными соглашениями о покупке-продаже газа, имеющими ограниченную продолжительность и предусматривающими ежемесячные пересмотры уровня цен. В 1985 г. такие контракты (контракты на спотовые поставки) стали обеспечивать 1/3 объема потребления газа в США, в то время как в 1983 г. — только 5% рынка. Растущий спотовый рынок вызвал появление нового сегмента участников отрасли — брокеров и сбытовиков.

Распоряжение Федеральной энергетической комиссии по регулированию N 380, отменив часть обязательств потребителей по минимальной оплате, оставило газотранспортные компании с заключенными ранее обязательствами «бери или плати», что создавало потенциально конфликтную ситуацию.

В 1985 г. вышло распоряжение Федеральной энергетической комиссии по регулированию No 436, узаконившее использование газотранспортных систем в режиме открытого доступа. Это распоряжение разрешило газотранспортным компаниям, получившим специальный сертификат, осуществлять контрактные услуги по передаче газа, принадлежащего другим владельцам, без предварительного поконтрактного согласования с Федеральной энергетической комиссией по регулированию. Оказание услуг по транспортировке газа было выделено в качестве самостоятельного вида хозяйственной деятельности газотранспортных компаний, и для него был введен отдельный транспортный тариф.

Клиентам газотранспортных компаний, перешедших на режим открытого доступа, было разрешено дальнейшее снижение оплаты за газотранспортную мощность (уменьшение минимальной оплаты).

Недостаточная проработанность условий обеспечения режима свободного доступа привела в 1987 г. к отзыву распоряжения N 436 по требованию Суда по апелляциям США. Суд обратил внимание Федеральной энергетической комиссии по регулированию на несовместимость условий «бери или плати», сохранившихся в контрактах газотранспортных компаний с производителями газа, с некоторыми положениями распоряжения N 436, разрешающими клиентам газотранспортных компаний снижать платежи за контрактную мощность.

Принятое Федеральной энергетической комиссией по регулированию распоряжение N 500, сохранив многие из правил регулирования открытого доступа распоряжения N 436, внесло в них следующие четыре важные поправки:

  • газотранспортная компания имеет право отказаться транспортировать газ, принадлежащий газодобывающей компании, если эта газодобывающая компания имела или имеет с ней контракт, содержащий условие «возьми или плати». В транспортных услугах нельзя отказать, если газодобывающая компания предлагает 100%-ный зачет объема транспортированного газа как выполнение перед ней обязательств «возьми или плати»;
  • газотранспортная компания может возместить издержки на выкуп своих прошлых обязательств «бери или плати», используя два механизма: включая эти издержки в состав своих переменных затрат и соответствующую часть тарифов; включая от 25 до 50% издержек в состав постоянных затрат и в соответствующую часть тарифов, а оставшуюся часть — в переменные затраты и тарифы;
  • была введена плата за обеспечение резерва, которую газотранспортная компания может использовать для возмещения издержек обеспечения резервами газа, заявленными ее клиентами, включая эти издержки в состав своих постоянных затрат и тарифы;
  • была отменена практика постепенного сокращения контрактной мощности в долгосрочных контрактах на покупку газа у газотранспортных компаний. Однако для клиентов сохранилась возможность конвертировать свою контрактную мощность в свободную транспортную мощность.

Как и распоряжение N 436, новое распоряжение N 500 сохранило возможность снижения клиентами закупок газа по долгосрочным контрактам и расширения закупок на спотовом рынке. Однако распоряжение N 500 продемонстрировало убежденность Федеральной энергетической комиссия по регулированию в том, что в условиях конкурентного рынка газа необходимы специальные меры по обеспечению надежности газоснабжения. С этой целью был предложен механизм финансирования надежности газоснабжения с помощью платы за обеспечение резерва, собираемой газотранспортными компаниями со своих клиентов.

Таким образом, клиенты газотранспортных компаний сами стали определять необходимую мощность резервирования и платить за нее вне зависимости от реального потребления. Фактически это означало восстановление баланса обязательств «бери или плати» со стороны клиентов газотранспортных компаний.

Постепенная эволюция системы государственного регулирования отрасли США привела к обеспечению базовых условий для эффективного функционирования конкурентного межрегионального рынка.

В настоящее время газовый рынок США характеризуют следующие особенности:

  • развитая конкуренция между производителями газа (как в пределах одного, так и нескольких газовых месторождений);
  • сохранение монополии газотранспортных услуг на каждом из сложившихся маршрутов газопроводов;
  • сохранение монополии МГК на обслуживание большинства потребителей в соответствующей зоне обслуживания и усиление конкуренции за обслуживание крупных независимых потребителей, получивших право открытого доступа;
  • развитие конкуренции между брокерами и сбытовиками за обслуживание сделок с независимыми потребителями газа; сохранение за МГК торговых функций по обеспечению газом «зависимых» потребителей;
  • расширение возможности выбора поставщика для «независимых» потребителей; ограниченные эксперименты с обеспечением права выбора поставщика газа для агрегированной группы зависимых потребителей.

Источник: А. Качелин ИСТОРИЧЕСКИЕ УРОКИ: БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ ДЕМОНОПОЛИЗАЦИИ В ГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ? //Экономист, 2017, № 11 Природный объект, как экономический термин Регулирование недропользования в РФ Особенности прав собственности на природные ресурсы Природные ресурсы, как юридический термин Экология, как экономический термин Природная рента в России Роль геологии в развитии нефтяной промышленности Финансирование геологоразведочных работ в России: роль государства Минерально-сырьевая база России: перспективы развития

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *