Сбылся ли прогноз Шпенглера?

Прошедшее столетие было бурным. Может быть, оттого, что это совсем недавняя история, мы воспринимаем многие события как беспрецедентные. Первая половина столетия характеризовалась военными, социальными и экономическими катаклизмами. Вторая прошла под знаком «мирного соревнования» двух систем, но человеческих жертв в мире при этом вряд ли стало меньше. Запад и Европа все эти годы были, как выяснилось, островом стабильности в бушующем мире. Именно это и создавало ощущение, что после окончания Второй мировой войны на планете наступил мир. В этом отражается европоцентричность нашего восприятия.

Европа пережила после окончания войны массовые миграции, раздел на сферы влияния и процесс деколонизации. Были и массовые забастовки, протесты, правительственные кризисы в разных странах, студенческие волнения 1960-х, террор со стороны ОАС, «красных бригад», ИРА, палестинцев и др. Были созданы европейские институты, основан ЕС, который за 70 лет существенно расширился и превратился в сложную бюрократическую структуру. Теперь весь послевоенный период до 2008 г. воспринимается как эпоха стабильного развития, но современники так не считали.

Мировой экономический кризис 2007 — 2008 гг. и последующие события в Африке, на Ближнем Востоке и на Украине сильно ударили по Европе и вновь породили ощущение ее упадка. Его признаки — бесконечная рецессия и перманентный бюджетный кризис в странах Южной Европы, наплыв беженцев и реакция избирателей на эти и иные вызовы, неспособность национальной и наднациональной бюрократии быстро и эффективно реагировать на внутренние и внешние вызовы. Широко распространилось мнение, что защита прав женщин, этнических, религиозных и сексуальных меньшинств носит гипертрофированный характер и приводит к обратной дискриминации. Бедность и неполные семьи превратились в выгодный бизнес.

Рост националистических и изоляционистских настроений и усиление влияния политиков-популистов породили сомнения не только в интеграционном проекте, но и в ценности свобод, прав человека и демократии как основы европейского политического и общественного устройства.

Но вернемся к идеям и прогнозам Шпенглера. Процесс урбанизации в странах «старой Европы», кажется, не только пошел на спад, но и сменился на противоположную тенденцию. Рурализация наблюдается во многих «передовых» странах, в отличие от продолжающейся урбанизации в прочих частях света. Вопреки предсказаниям Шпенглера многие средние и даже малые города Европы сумели не утерять и даже приумножили свое влияние в культурном и общественном смысле. Крестьянство действительно сокращается как класс, несмотря на поддержку государства. Но ему на смену пришел быстро растущий класс мелких предпринимателей со сходной идеологией. Более того, крестьянство как хранитель дорогих сердцу Шпенглера культурных ценностей уже давно не существует. Во всяком случае, в том виде, в каком он его представлял.

Важный вопрос: действительно ли европейские горожане превратились из народа в массу, жаждущую только хлеба и зрелищ? Хотя индустрия развлечений по всему миру невероятно разрослась (достаточно указать на спортивные состязания, концерты и карнавалы), пока трудно диагностировать превращение европейских граждан в некое подобие римского пролетариата. Скорее это относится к странам третьего мира. Но во многих государствах действительно сформировался новый праздный класс, занимающий низшие ступени общества.

Империализм в смысле территориальных захватов ушел в прошлое и сменился экспортом культурных образцов, «мягкой силой», движением капитала, информации, товаров и услуг. В этом преуспели не только Запад, но и некоторые другие страны.

Тем не менее социалистическая идея в разных формах не покинула Европу. Призрак коммунизма, правда, уже не бродит в этой части света, но общественный запрос на стабильность, милосердие, гуманность и заботу со стороны государства в форме социальных гарантий, пацифизм и т.п., скорее, усилился. Причем не только у низших классов, но и у обеспеченной части общества. Неправильно сводить благотворительность только к уходу от уплаты налогов и повышению социального статуса.

Многие сюжеты, о которых писал Шпенглер, вполне укладываются в современную картину Европы: распад традиционной семьи, бездетные браки, кризис социализма, парламентаризма и рационализма и многое другое. С другой стороны, резко упала численность рабочего класса (четвертого сословия) и изменилось в лучшую сторону его экономическое положение, что в начале прошлого века представлялось неразрешимой проблемой.

Шпенглер много писал об интеллектуальном измельчании в науке, искусстве и политике. Судя по литературе, эти слова звучат актуально и сегодня, хотя многие личности, упоминаемые им, отнюдь не выглядят пигмеями в сравнении с великими мастерами или политическими деятелями предыдущих эпох. Сегодня трудно признать импрессионизм или литературу Серебряного века символами деградации, равно как и произведения Чайковского или Стравинского.

Шпенглер сформулировал «великую задачу познания мира как потребности человека высокой культуры». Племена, народы и расы приходят и уходят, когда угасает их созидающая сила. По его мнению, это просто рябь на водной поверхности. «Но над этой поверхностью великие культуры вздымают свой величественный хоровод волн. Внезапно появляются они, раскидываются пышными линиями, сверкают, исчезают, и зеркальная поверхность воды снова пустынна и погружена в сон» [С. 172]. Так вот, всемирная история, такая, какой мы ее сейчас знаем, не содержала периодов пустыни и сна.

Источник: В. И. КЛИСТОРИН К столетию падения Запада и заката Европы // Источник ЭКО. Всероссийский экономический журнал, № 7, Июль 2017, C. 162-177 Идеи Шпенглера Кратко о книге О. Шпенглера «Закат Европы» Шпенглер о мировом городе Причины империализма по Шпенглеру Социализм по Шпенглеру Рационализм и религия по Шпенглеру Шпенглер о культуре России Политика по Шпенглеру Прогноз инвестиций в биоэнергетику от Международного энергетического агентства

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *