Постсоветский период России: действия власти

В постсоветский период российские экономические власти сняли с себя ответственность за достижение целевых индикаторов научного, технологического и социально-экономического развития. Все внимание было сосредоточено на ускоренном переходе к свободному от государственного контроля рынку. При этом были проигнорированы теоретические положения о том, что совершенная рыночная конкуренция предполагает свободу созидательного предпринима­тельства, а отнюдь не свободу монопольного и спекулятивного завышения цен.

Ложное целеполагание в российской экономике в 1990-е гг. привело к таким «злокачественным» явлениям, как суженное воспроизводство, высокая инфляция, отсутствие «длинных денег» и т.д.

Увлекшись дерегулированием управления, либеральное правительство не справилось с разработкой финансового плана в виде годового бюджета Российской Федерации. Когда правительство освоило наконец технологию разработки бюджета, оказалось, что оно «забыло» о необходимости расширять налогооблагаемую базу, а не сажать бюджет на «сырьевую иглу». В результате доходы бюджета сократились в сопоставимых ценах более чем в 15 раз . Доведенная до абсурда либерализация цен привела к гиперинфляции.

В подобных условиях отраслевые институты начали закрываться в массо­вом порядке. Академические институты не закрывались, но заработная плата доктора наук в академическом институте опустилась до уровня заработной платы дворника. Соответственно кандидаты наук получали еще меньше.

Опытные доктора наук могли подрабатывать в вузах, получать гранты. Моло­дые научные сотрудники такой возможности не имели. В результате Академия наук лишилась молодых ученых уже в 1992 г. Выпускникам советских вузов по техническим и естественнонаучным специальностям в 1992 г. были открыты визы на выезд в США и западноевропейские страны.

Способная молодежь, остававшаяся в России, трудоустраивалась в зару­бежные фирмы, в банки, в органы управления. Таким образом, Академия наук страны была лишена возможности полноценно заниматься научными исследованиями задолго до того, как в 2013 г. она прекратила свое существование как общественная организация, предназначенная для стратегических научных исследований.

Революционные преобразования структуры собственности привели к ради­кальным изменениям так называемой производственной структуры экономики: типы предприятий и формы организаций. Приватизация индустриальных пред­приятий и отраслей в совокупности с проведением политики дерегулирования сыграла роль катализатора обвального спада индустриального производства и дефолта 1998 г.

Для выхода из кризиса и преодоления последствий дефолта было назначено правительство Е.М. Примакова. Акад. Е.М. Примаков при принятии управленческих решений опирался на научно-экспертное сообщество, с которым он хорошо был знаком. В частности, в нашем институте было известно, что Евгений Максимович регулярно приглашал к себе для совещаний по важным во­просам академиков Л.И. Абалкина и Д.С. Львова.

Благодаря компетентным мерам, принятым правительством Е.М. Примако­ва, на смену спаду производства быстро пришел восстановительный рост. Уже в 1999 г. среднегодовые темпы прироста продукции промышленности составили 11%, в 2000 г. — 11,9%. Соответствующие показатели прироста сельскохозяйственной продукции — 4,1 и 7,7%.

Следует подчеркнуть, что после спада, допущенного в 1992-1998 гг., преж­де чем вступить в фазу устойчивого экономического роста, требовалось обеспечить более высокие темпы восстановительного роста. В СССР в 1920-х гг. среднегодовые темпы восстановительного прироста продукции промышленности достигали 40%. По расчетам экспертов в 1999 г. и последующие несколько лет достаточно было и 30% прироста в год. Другими словами, от темпов восстановления промышленности, достигнутых в 1999 г., требовалось переходить к более высоким темпам восстановительного роста. Подобный переход возможен лишь путем разработки и реализации конкретных стратегических планов и целевых программ по отраслям экономики. При правительстве Е.М. Примакова развернулась работа по составлению отраслевых стратегий. Если бы эта работа завершилась принятием и исполнением стратегических программ, то удалось бы восстановить докризисные объемы производства и вступить в фазы экономического роста и развития. Через определенный срок Россия смогла бы вер­нуться в ряды развитых индустриальных стран. Однако этого не случилось.

Е.М. Примаков возглавлял правительство лишь 8 месяцев. Затем работа по стратегическому планированию пошла на спад. Борьба между сторонниками стратегического мышления и их противниками переместилась из политического поля на уровень обсуждений в научно-экспертном сообществе. Несмотря на это, когда финансовое положение страны стабилизи­ровалось в связи с ростом мировых цен на нефть и другие сырьевые товары в начале 2000-х гг., академическая наука вместе с представителями делового и экспертного сообщества выступала за то, чтобы направлять появившиеся финансовые ресурсы на обновление технологий, на создание миллионов рабочих мест в обрабатывающей промышленности, в других видах деятельности. Однако разработанные в начале 2000-х гг. отраслевые стратегии «затерялись» в коридорах исполнительной власти.

В это время с трибуны Государственной думы РФ выступал за радикальное изменение политики правительства директор Физико-технического института РАН академик Ж.И. Алферов, изобретатель полупроводников, используемых в современной электронике, нобелевский лауреат. В 2003 г. Алферову исполнилось 73 года, Жореса Ивановича освободили от должности директора институ­та по возрасту, хотя в уставе РАН такого правила не было. Под тем же предлогом заставили покинуть пост директора Института экономики РАН академика Л.И. Абалкина. Тем самым научные и политические позиции физического и экономического направлений академии наук были ослаблены.

В 2006 г. Минэкономразвития РФ получило указание собирать предложения по разработке Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. (сокращенно Концепция- 2020). В 2007 г. на сайте Минэкономразвития РФ последовательно вывешивались два проекта данной концепции. Их обсуждение по профессионально­экспертным процедурам не проводилось. Вместо этого Концепция обсуждалась на закрытых заседаниях правительства, после чего в нее вносились какие-то поправки. Распоряжение правительства об утверждении Концепции-2020 было подписано лишь в ноябре 2008 г.

Источник: А.Амосов Цели структурной перестройки экономики // Экономист. 2017. № 7 Анализ Концепции 2020 Критика российского капитализма Обнищание населения России и необходимость нового социального критерия оценки уровня жизни Деиндустриализация экономики России Реиндустриализация российской экономики Специфика реиндустриализации российской экономики Уровни стратегического планирования в Федеральном законе N 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» от 28 июня 2014 г. Стратегия развития экономики России и социальная сфера Специфика федерального бюджета России 2016 года

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *