Ученые и средства массовой информации (СМИ)

Ученый может также поддаться соблазну медийной активности, будь то из плохих или хороших побуждений. Самолюбие тешится, когда видишь свое имя и лицо на страницах журналов или на экране телевизора. Однако при демократическом режиме важно, чтобы доступ к экспертизе не был зарезервирован для небольшой группы элиты, близкой к интеллектуальным кругам, и предпочтительно, чтобы эксперты выражали свое мнение публично. Будь то для удовлетворения их самолюбия или для достижения общественного блага (повторяю: результат важнее, чем мотивация), многие ученые регулярно выступают в СМИ.

Однако масс-медиа не являются нормальной средой обитания ученого. Его отличительная особенность, «генетическая» натура — способность все подвергать сомнению. Неуверенность — благодатная почва для исследований. Привычка ученых приводить аргументы и контраргументы — то, чем они систематически занимаются в специализированных статьях или во время семинаров или лекций, — не всегда по нраву лицам, принимающим решения, которым необходимо быстро составить мнение. «Найдите мне однорукого экономиста!» — воскликнул президент Трумэн, который больше не мог выносить экономистов, рассуждающих, что «on the one hand» (с одной стороны) может произойти одно, но «on the other hand» (с другой стороны) — может произойти другое. Однако еще меньше научная аргументация адаптирована к стандартному формату аудиовизуальных дебатов. Слоганы, краткие высказывания (sound bites), клише — все это доступнее для восприятия, чем сложные рассуждения и анализ многочисленных эффектов; слабые аргументы трудно опровергать, не прибегая к доказательствам. Чтобы преуспеть, часто приходится поступать, как в политике: высказаться в коротком сообщении, можно даже сказать в упрощенном, и настаивать на нем. Прошу правильно меня понять: ученый не должен прятаться за своей неуверенностью и своими научными сомнениями, он должен, насколько это возможно, вынести суждение; для этого ему следует преодолеть свою врожденную натуру и научиться вести себя с учетом ситуации, убедить себя, что в сложившихся обстоятельствах некоторые механизмы действуют с большей вероятностью, чем другие: «Исходя из актуальных на данный момент научных знаний, я считаю нужным рекомендовать…». Он должен поступать, как врач, выбирающий тот или иной способ лечения, даже если у него как у ученого остаются сомнения по этому вопросу.

Но здесь возникает еще один вопрос: ведь если научные знания эволюционируют, естественно менять точку зрения. Интеллектуалы, принимающие участие в общественном обсуждении актуальных идей, часто настаивают на своем мнении, чтобы не выглядеть «флюгером», подчиняющимся движению ветра. Конечно, такая интеллектуальная блокировка вследствие выбора определенной позиции существует и в академических кругах, но постоянный критический анализ исследований во время семинаров и конференций по всему миру и необходимость публиковаться в анонимно рецензируемых научных журналах (я к этому еще вернусь) облегчают пересмотр позиций.

Более того, хотя медийные выступления и получают широкое освещение в комментариях, блогах и других средствах массовой информации, они не находят такого же отклика у коллег, за исключением высказываний в легком, «популистском» стиле, так сказать, «за чашкой кофе». Как и в случае оплачиваемых побочных видов деятельности, ученые, к сожалению, нередко продвигают в средствах массовой информации точку зрения, которую они никогда не осмелились бы отстаивать или быстро скорректировали бы во время семинара или в специализированных научных изданиях.

Наконец, сотрудничество с масс-медиа ставит ученого в положение, когда он высказывается на темы, в которых не является специалистом, ведь исследователь не может быть специалистом во всем, включая даже область его собственных исследований (склонность выходить за пределы своей компетенции иногда называют «нобелевским синдромом»!). Нелегко сказать: «Я отказываюсь отвечать, мне нечего сказать по этому поводу». В таком случае следует стремиться к сложному равновесию: нужно ли отвечать, если вы не специалист в этом вопросе, но располагаете некоторыми отрывочными знаниями, полученными в разговоре с другими учеными или почерпнутыми во время чтения справочной литературы? Или если ответ напрашивается просто исходя из здравого смысла?

Источник: Ж. Тироль Экономист в общественной жизни // Вопросы экономики, № 8, Август 2017, C. 42-55 Особенности работы ученого Роль ученых в обществе Коммерческая деятельность ученых Политические взгляды ученых Институциональное партнерство в науке Влияние экономистов на политику и власть Политическая экономия Антуана де Монкретьена Что такое научная школа? За что дали Нобелевскую премию по экономике 2015 года Ангусу Дитону?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *