Коммерческая деятельность ученых

Первое искушение носит финансовый характер. Речь идет о теме, табуированной во Франции, несмотря на то что стремление повысить свою зарплату здесь особенно распространено: действительно, исследователь высокого уровня, занимающий пост в CNRS, Inra или в университете, зарабатывает намного меньше (иногда в 3-5 раз меньше), чем если бы он работал в странах с развитой наукой (в США, Великобритании или Швейцарии), где научное качество взаимодействия не страдает при более высокой заработной плате. Принято считать, что научные работники не выбирают карьеру исследователя по финансовым соображениям; многие из них в действительности могли бы выбрать профессии более высокооплачиваемые, но избрали карьеру исследователя, исходя из личных предпочтений. Однако это не значит, что они не чувствительны к уровню своих доходов, тем более совсем не обязательно жертвовать интеллектуальным интересом в угоду лучшему вознаграждению. На практике, наряду с теми, кто довольствуется своей официальной зарплатой, подавляющее большинство ученых международного уровня дополняют свои доходы, используя различные способы, которые зависят от области исследований и вкусов ученого: однократные или регулярные курсы лекций, даже постоянная должность в зарубежном университете; создание стартапов; регистрация патентов; консультации для частных компаний или государственных организаций; партнерство (partnership) в аудиторской или консалтинговой фирме; написание популярных трудов (школьные учебники или книги для широкой публики); частная медицинская или юридическая практика; оплачиваемое одной из сторон участие в антимонопольных процессах или в переговорах с регулирующими инстанциями; участие в административных советах; написание оплачиваемых колонок в газетах; конференции для публики, близкой к миру экономики, и т. д.

Некоторые называют это «черной работой» и осуждают «терпимость» университетов, CNRS и других государственных научных и научно-технических учреждений (Inra, Inserm…) в отношении этих практик. Из соображений, приведенных мною, и не только потому, что я исхожу из собственной повседневной практики университетского исследователя и преподавателя, я не разделяю эту точку зрения: такого рода деятельность очень часто приносит пользу обществу. Более того, в случае Франции это цена, которую наша страна должна платить за сохранение лучших ученых в эпоху, когда они, в отличие от их старших коллег, полностью интернационализированы и абсолютно мобильны. Лицемерие по этому поводу наблюдать прискорбно, но оно особенно тревожит, когда речь идет о поддержании Франции в ранге крупной научной державы, готовой ответить на экономические вызовы XXI в.

При этом безответственно было бы игнорировать две опасности, которыми чревата сторонняя деятельность. В первую очередь, такого рода побочная активность может сократить время, посвященное профильному труду — исследованиям и преподаванию. Это возможное отклонение не кажется мне серьезной проблемой при условии, что существует практика независимой экспертизы (которая не всегда поддерживается во французских научных кругах, но принята во всем мире). Исследователь, который занимается сторонней деятельностью в ущерб своим научным исследованиям и в течение долгого времени не публикуется в крупных международных научных изданиях, не должен пользоваться теми же возможностями в смысле зарплаты, преподавательской нагрузки (количество часов) и в общем — теми же условиями труда, что и его коллеги, оставшиеся верными своему предназначению. Оценка преподавателя студентами также всегда казалась мне имеющей решающее значение, даже при наличии свойственных ей недостатков (иногда склонные к демагогии преподаватели получают более благосклонные отзывы, чем их коллеги, строго выставляющие оценки и высказывающие непопулярные мнения). К сожалению, противники сторонней деятельности часто также отказываются от принципа независимой оценки. Более существенным мне представляется риск «коррупции» в научной деятельности и, вследствие этого, чрезмерной зависимости ученого от материальных стимулов. В частности, ученый может поменять свое мнение по отношению к предприятию или администрации, которая ему платит или предоставляет в его распоряжение исследовательский бюджет. Мы вернемся к этой теме.

P.S. Недостаточность материального вознаграждения далеко не единственная причина низкой привлекательности нашей страны для ученых. Значительные пробелы наблюдаются и в других ключевых для ученого аспектах: неудобная структура управления, система оценивания, находящаяся пока в эмбриональном состоянии, нагромождение учреждений и источников финансирования и т. д. Автономия университетов и распределение крупных грантов в соответствии с логикой превосходства улучшают состояние дел, но остается еще пройти долгий путь.

Источник: Ж. Тироль Экономист в общественной жизни // Вопросы экономики, № 8, Август 2017, C. 42-55 Особенности работы ученого Роль ученых в обществе Ученые и средства массовой информации (СМИ) Политические взгляды ученых Институциональное партнерство в науке Влияние экономистов на политику и власть Политическая экономия Антуана де Монкретьена Что такое научная школа? За что дали Нобелевскую премию по экономике 2015 года Ангусу Дитону?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *