Роль ученых в обществе

Ученый и общество

(а) Период сомнений

Имплицитный контракт между гражданином-налогоплательщиком и исследователем, остававшийся в силе в течение последнего полувека, все чаще ставится под сомнение. Можно предсказать, что исследователи,которые в прошлом демонстрировали отстраненное или даже непочтительное отношение к тем, кто финансирует систему, все больше будут сталкиваться с необходимостью обосновывать перед ними значимость своей работы. Мы живем в период недоверия со стороны широких масс к научной экспертизе в тех случаях, когда она касается конкретных областей — экономики, медицины, теории эволюции, климатологии или биологии. В подтверждение своих сомнений широкая общественность указывает на реальные оплошности научного сообщества, к примеру, внедрение на рынке лекарства Mediator или научную фальсификацию, связанную с несуществующими или сфабрикованными данными, во многих дисциплинах — от политической науки до биологии. Экономистов попрекают финансовым кризисом 2008 г.

Перед лицом этой критики можно было бы вернуться к основам профессии — к преподавательской и исследовательской работе. Однако такой уход в башню из слоновой кости не оправдан с точки зрения научного сообщества в целом. Страна нуждается в том, чтобы независимые эксперты принимали участие в общественной жизни и вносили свой вклад в дискуссии как в инстанциях, принимающих решения, так и в СМИ. Безусловно, это нужно делать сообща, так как не все исследователи имеют склонность к такому занятию. Некоторые ученые углубляются в разработку методов, специализируясь на фундаментальных исследованиях (даже если граница между фундаментальными и прикладными исследованиями довольно призрачна). Будучи необходимым элементом в исследовательском процессе, они нередко испытывают больше затруднений, когда им приходится говорить о прикладных вещах, чем использующие их знания коллеги.

(б) Ученый и частный сектор

Сотрудничество между университетами и промышленностью — предмет постоянных разногласий. Умеренные критики считают, что взаимодействие с промышленностью сопряжено с риском, а радикальные видят в этом чуть ли не деградацию мысли, если не сделку с дьяволом. Сторонники сотрудничества возражают, что это взаимодействие обусловливает появление новых исследовательских тематик, позволяет частично восполнить разницу в заработках французских исследователей по сравнению с их коллегами в других странах, а в более общем смысле — улучшить конкурентные позиции университетской среды.

Другие формы взаимодействия за пределами университетских стен порождают те же споры. Столкновение с действительностью, вероятно, является одним из наиболее адекватных способов понять, какие проблемы стоят перед экономикой и обществом, как развивать и финансировать темы оригинальных исследований, о которых обитатели «башни из слоновой кости» и не подозревают. Так, лауреат Нобелевской премии по физике 2007 г. А. Ферт открыл эффект гигантского магнетосопротивления (ГМС), работая с компанией Thomson-CSF (сегодня Thales) по изготовлению многослойных магнитов, которые используются, в частности, при производстве считывающих головок жестких дисков компьютеров. Пьер Жиль де Жен, лауреат Нобелевской премии по физике 1991 г., интересовался прикладными исследованиями в промышленности. Я могу подтвердить влияние взаимодействия с государственными чиновниками и руководителями частных предприятий на мои исследования. По сути дела, многие работы, процитированные в научном отчете Королевской академии наук Швеции в октябре 2014 г., появились благодаря такому взаимодействию. Сообщество экономистов уделяет слишком много внимания узкоспециализированным, так называемым «интенсивным исследованиям», которые служат усовершенствованию существующих знаний, но пренебрегает фундаментальными темами, которые иногда бросаются, так сказать, в глаза практикам, потому что «экстенсивные исследования» в новых областях науки остаются недостаточно развитыми.

Конечно, стоит помнить и о рисках такого взаимодействия. Но эти контакты ценны с экономической и общественной точек зрения; именно поэтому они вполне допустимы и часто более развиты за границей, включая страны, где исследования достойно оплачиваются. Достаточно привести лишь пример патентов и стартапов, которые станут основным источником налоговых поступлений и занятости в будущем.

(в) Ученый и общественная деятельность

Задача ученого — способствовать развитию наших знаний. Во многих случаях (математика, физика частиц, зарождение Вселенной и т. д.) не надо беспокоиться о прикладных аспектах, лучше всецело сосредоточиться на поисках истины; возможности практического применения появятся позже, часто неожиданным образом. Даже в дисциплинах, наиболее близких к прикладным, необходимы исследования, движимые лишь жаждой знания, каким бы ни был при этом уровень абстракции. Но ученые коллективными усилиями должны делать мир лучше; вследствие чего им не следует в принципе терять заинтересованности в делах общества. К примеру, экономисты призваны вносить вклад в улучшение отраслевого, финансового, банковского регулирования, способствовать охране окружающей среды и права на конкуренцию; они должны совершенствовать монетарную и фискальную политику; им следует размышлять о строительстве Европы, о том, как справиться с бедностью в развивающихся странах, как сделать политику в сфере образования и здравоохранения более эффективной и справедливой, как предупредить углубление неравенства и т. д. И они должны принимать участие в парламентских слушаниях, взаимодействовать с представителями исполнительной власти, участвовать в работе технических комиссий.

Исследователи обязаны исполнять свою социальную роль, обозначая позицию по тому или иному вопросу в рамках своей профессиональной компетенции. Как во всех других дисциплинах, в экономической науке речь идет о выполнении опасного для исследователей маневра. Некоторые области хорошо исследованы, другие — значительно хуже. Знания развиваются, и то, что кажется нам верным сегодня, может быть пересмотрено завтра; наконец, даже когда достигается консенсус, он никогда не повсеместен. В конечном счете экономист-исследователь может что-либо утверждать, исходя только из текущего состояния своих знаний, когда определенная концепция преобладает над какой-то другой. Само собой разумеется, этот принцип применим ко всем предположениям, изложенным в этой книге. Такой подход не прерогатива экономиста: климатолог укажет на зоны неопределенности в установлении масштабов и причин климатических изменений, но также предоставит возможные сценарии развития в соответствии со своими текущими знаниями; профессор медицины выскажется относительно того, какой метод лечения определенной разновидности рака или дегенеративного заболевания он или она считает лучшим. Таким образом, ученый должен поддерживать зыбкое равновесие между скромностью и решительностью, уметь убедить собеседника как в полезности приобретенных знаний, так и в том, что они ограничены; это не всегда просто, поскольку о том, что кажется достоверным, всегда проще сообщить.

Источник: Ж. Тироль Экономист в общественной жизни // Вопросы экономики, № 8, Август 2017, C. 42-55 Материальные и нематериальные общественные блага Что такое научная школа? Политическая экономия Антуана де Монкретьена За что дали Нобелевскую премию по экономике 2015 года Ангусу Дитону? Почему помощь развивающимся странам может им навредить: мнение А. Дитона Влияние ученых на экономическую политику государства Экономические дискуссии в России в послереволюционный период Экономические дискуссии в России в период оттепели Особенности работы ученого

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *