Экологические товары и Парижское соглашение о климате

Производство экологических товаров и услуг признано составной частью перехода к «зеленой» экономике, инвестиции на их разработку и внедрение постоянно увеличиваются. Быстро растет сегмент мирового рынка экологических товаров. Его объем составляет около 1 трлн долл., и, согласно существующим оценкам, возрастет до 1,9 трлн долл. в 2020 г.

Вместе с тем международная торговля экологическими товарами сталкивается с серьезными тарифными и нетарифными ограничениями. Так, хотя еще в Министерской декларации Дохе-раунда ВТО в 2001 г. была сформулирована цель «снять тарифные и нетарифные ограничения на торговлю экологическими товарами и услугами», ее осуществление натолкнулось на отсутствие общепринятого точного (нормативного) определения того, какие же конкретно товары и услуги попадают в группу «экологических»; возникли в первую очередь сложности с уточнением перечня торгуемой продукции. Только в 2012 г. на заседании Форума АТЭС были достигнуты конкретные договоренности: во Владивостокской декларации зафиксировано признание «Списка экологических товаров и услуг» (54 позиции) и поддержано предложение снизить к 2016 г. тарифы на них до 5% и ниже. Наряду с указанным списком есть перечни ОЭСР (164 позиции) и ЮНКТАД (25 позиций). Однако в рамках ВТО нет согласия ни по одному из списков, что продолжает тормозить переговорные процессы.

Лидером на рынке экологических товаров являются США, доля которых достигает почти 120 млрд долл. Они же выступают инициаторами заключения многостороннего Соглашения по торговле экологическими товарами («Environmental Goods Agreement»–EGA). Переговоры о его заключении начались в июле 2014 г. между США, Европейским Союзом, Австралией, Канадой, Китаем, Коста-Рикой, Гонконгом, Японией, Южной Кореей, Новой Зеландией, Норвегией, Сингапуром, Швейцарией и Тайванем. На соответствующие страны приходятся 86% международной торговли экологическим оборудованием, а в основу переговоров положен упомянутый выше список из 54 позиций, согласованный на Саммите АТЭС во Владивостоке. Заключение EGA в сочетании с развитием зоны свободной торговли на основе Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве снимет тарифные барьеры, достигающие 17—20% и создаст преференциальные условия для деятельности американских корпораций в производстве источников возобновляемой и чистой энергии, в контроле за загрязнением воздуха и выбросами двуокиси углерода, в управлении водными ресурсами, в мониторинге и анализе состояния окружающей среды.

В общем, Парижское соглашение о климате открывает дополнительные возможности для реализации экономических интересов стран и корпораций, лидирующих в разработке и производстве экологических товаров, технологий и услуг. И остается лишь с сожалением констатировать, что Россия и российские компании субъектами этого лидерства не являются.

Источник: Сильвестров С., Рогинко С. ПО ПОВОДУ РИСКОВ ПАРИЖСКОГО СОГЛАШЕНИЯ О КЛИМАТЕ ДЛЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ // Российский экономический журнал, 2016, № 6 Углеродный налог и Россия Парижская конференция ООН по климату 2015 года Климатическая справедливость и Россия Забота об экологии и снижение вреда от предприятия Производство должно стремится к безотходности, а государство должно стимулировать этот процесс. Функции лесных ресурсов Антимонопольная политика и экологические факторы Экологические проблемы Китая Зелёный императив в экономике Ограничения применения «зеленых» технологий

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *