Принцип полезности Бентама

Объективный взгляд на полезность восходит к традиции утилитаризма, и прежде всего И. Бентама. Под его влиянием происходило становление первых теорий экономического благосостояния. В классической утилитаристской трактовке XIX в. полезность признавалась единственным моральным благом и конечной целью, а значит, главной этической ценностью (Бентам, 1998; Милль, 2013). Согласно Бентаму, полезность выражает индивидуальное ощущение удовольствия, то есть это ментальное понятие.

Следовательно, можно было бы предположить, что она имеет субъективную природу, как любое ощущение. Тем не менее в обширной классификации типов удовольствия Бентам выделяет направленные не только внутрь человека, но и вовне (удовольствие благосклонности или симпатии). Исходя из этого, он резюмирует суть принципа полезности как «требования наиболее обширной и просвещенной (то есть хорошо обдуманной) благосклонности» (Бентам, 1998. С. 147 — 148). Принцип полезности, таким образом, помимо эгоистических действий, включает индивидуальные действия во имя общего блага или счастья.

Утверждая единственное стремление к индивидуальному удовольствию, Бентам предполагает, что такое общественно значимое благо, как доверие, всегда имеет наивысшее значение для индивида среди других типов удовольствия. Поэтому преступление закона невозможно в рамках его теоретической системы, что регулируется рациональностью индивида или его «просвещенной благосклонностью» (Бентам, 1998. С. 147 — 148). Таким образом, формально отстаивая последовательный индивидуализм, Бентам как бы «проектирует» индивидуальные цели «сверху». С высоты позиции законодателя он придает индивидуальной полезности, как первоначально субъективному ощущению, объективный, социально обусловленный характер и налагает на нее соответствующие ограничения. Эти ограничения связаны с реализацией законодательного замысла — так называемым «парадоксом законодателя» Бентама, который выразился в стремлении примирить принципиальный индивидуализм с юридически устойчивой общественной системой (Сиго, 2016; Рассел, 1993).

Формальным следствием объективного характера индивидуальной полезности у Бентама служило утверждение о ее количественной измеримости и сравнимости — как внутри одного индивида, так и в межличностном плане. С помощью этой предпосылки Бентам сформулировал цель политики (и всеобщую этическую цель) как максимум общественной полезности, понимаемой как сумма индивидуальных полезностей. При таком подходе вопросы неравенства и вообще конфликтности интересов оставались в тени (Сен, 2016; Божар, 2016).

Источник: Сушенцова М. Этическая дилемма нормативной экономической теории // Вопросы экономики, № 3, Март 2017, C. 103-119 Субъективный подход к полезности: неоавстрийская школа Критерий справедливости: Роулз и Сен

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *