Как ограничить спекулятивную деятельность банков

Нельзя не подчеркнуть, что в мировой практике накоплен значительный опыт балансирования двух секторов хозяйства, во всяком случае обеспечивающий более или менее эффективное «укрощение» спекулятивной деятельности и неограниченной экспансии финансов. Отметим, что лишь с установлением достаточно жестких рамочных условий, которые действуют относительно финансового капитала, можно рассчитывать на достижения устойчивого и сбалансированного роста воспроизводства с соответствующими благоприятными социальными последствиями.

Приведем наиболее известные примеры создания таких рамочных условий, которые в общем плане можно определить как ранние варианты проведения политики социализации финансов, суть которой в ее нацеленности на контроль, регулирование и переподчинение финансовой сферы задачам развития реального сектора воспроизводства. При этом принципиально важно то, что это не просто теоретические конструкции, они были апробированы и реально использовались в действующих экономических моделях, которые как раз и позволили странам, применявшим их, добиться неплохих результатов в социально-экономической сфере.

К их числу относится опыт реформирования финансовой сферы в США, накопленный в годы «Великой депрессии». Ключевую роль в нем сыграло принятие в 1933 г. закона Гласса-Стиголла о разграничении функций депозитных и инвестиционных банков, который был направлен на сдерживание финансовых спекуляций в финансовой сфере. С его действием для депозитных (коммерческих) банков фактически был установлен запрет использовать привлекаемые средства вкладчиков на спекулятивные операции, что не только гарантировало сохранность депозитов, но и создавало необходимые предпосылки для развития кредитования реального производства и потребительского сектора. Не случайно, что отмена данного закона в 1999 г. разрушила установленные барьеры в финансовой сфере, придав сильный импульс формированию спекулятивно-финансовой модели экономики, или финансиализации.

В контексте реформирования финансовой системы представляет несомненный интерес и предложение Дж. М. Кейнса о введении «значительного государственного налога на все виды биржевых сделок по купле-продаже ценных бумаг», чтобы «смягчить преобладание спекуляций над предпринимательством в Соединенных Штатах».

Полезен послевоенный опыт Японии, которая пошла по другому пути — через жесткое нормирование финансовой деятельности всех коммерческих банков. Оно осуществлялось по самым разным направлениям, реагируя на возникающие потребности в народном хозяйстве. В частности, особое внимание уделялось установлению нормативов при формировании активов банков. В этот период в их структуре доля кредитов производственному сектору и физическим лицам поддерживалась на уровне не менее 70%. Заметим, что сейчас в нашей стране доля кредитов нефинансовым организациям и физическим лицам в активах банков составляет примерно 52-54%. Жесткое регулирование и принудительная специализация банков Японии, так же как их приоритетная ориентация на кредитование хозяйственной деятельности в реальном секторе производства и на поддержку потребительского спроса, — такого рода меры стали важной составляющей «экономического чуда» в этой стране, свершившегося после Второй мировой войны.

Не менее примечателен и своеобразен современный опыт работы исламской банковской модели, которая в известной мере реализует идею беспроцентной экономики. Отказ от практики использования ссудного принципа и формирование вместо него банковской модели финансирования в качестве не кредитора, а соинвестора хозяйственной деятельности в реальном секторе экономики позволил не только фактически устранить возможность развертывания банками спекулятивных операций, но и за счет исключения высокого риска обеспечить устойчивость такой банковской системы, что подтвердилось в период последнего мирового кризиса.

В этой связи следует обратить внимание на своеобразное отражение потребности беспроцентной организации финансовой деятельности в работе западных банков, которая получила развитие в современной практике так называемого «проектного финансирования«. Для него характерно использование финансовых ресурсов банков в инвестиционных проектах, при котором банки берут на себя полностью или частично инвестиционные риски при их реализации. Другими словами, банки выступают уже не как кредиторы, а фактически как соинвесторы. При этом выделение средств, как правило, не требует обеспечения и гарантий, а погашаются они исключительно или в основном за счет доходов, генерируемых самими проектами.

Наконец нельзя недооценивать и советский опыт национализации и установления государственной монополии в финансовой сфере, как бы мы сегодня к нему ни относились. Безусловно, у него есть существенные недостатки и издержки, особенно явные в условиях тотального огосударствления экономики, которые надо принимать во внимание, продумывая нынешний подход к глубокому перестроению кредитно-банковской системы. Но он интересен тем, что продемонстрировал саму возможность полного исключения спекуляций в финансовой сфере как рода деятельности, переподчинив ее задачам обслуживания и развития народнохозяйственного комплекса со всеми своими достоинствами и недостатками.

Источник: Рязанов В. Социализация финансов и беспроцентная экономика: варианты и альтернативы нового финансового порядка // Экономист, № 8, Август 2016, C. 3-23 Денежная система Гезелля Чем обеспечен рубль? Причина высоких темпов прироста ВВП после 1998 года: падение курса рубля Отрицательное влияние действий Банка России на экономику (2015 год) Рекомендации Банку России для регулирования ценообразования на рынке кредитования Ликвидность банковского сектора России: проблемы в свете текущего кризиса Рекапитализация банков государством: основные проблемы Индекс Лернера для рынка кредитов Отличия крупных банков от мелких

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *