Факторы становления цифровой экономики в России

Можно выделить несколько важных моментов, с помощью которых качественно удастся оценить возможный успех программы цифровой экономики в России.

Во-первых, это количественный и качественный критерий цифровизации — глубины масштаба, распространенности этих технологий в связи с различными направлениями развития техники.

Во-вторых, принцип развития нецифровой экономики, сопротивляющейся внедрению «цифровой экономики» подобно тезису «единства и борьбы противоположностей». Этот аспект крайне важен не только в силу появления «современных луддитов» или консерваторов и ретроградов, сопротивляющихся всему новому. Дело не в этом, а в том. что имеется объективный лаг обучения и принятия тех или иных технологий, объективный, потому что сугубо экономический, когда люди взвешивают обучение чему-то с теми затратами, не только материальными, которые они несут на освоение этих новых возможностей. К тому же новые технологии часто увеличивают общие издержки, отнимая особенно много времени в обслуживании, что отторгает от их применения. Люди среднего и старого поколений крайне неохотно идут на освоение и применение цифровых технологий. Отдельные осваивают их только в режиме навязывания, потому что не хотят смотреть, например, в монитор компьютера, покупая железнодорожные билеты. Кто-то идет на вокзал, так как устает сидеть за компьютером, потому что гиподинамия, ограничение подвижности, становится бичом в настоящее время. Состояние нецифровой экономки полностью определяет возможность наращения цифровой экономики. Если определенные группы людей не привыкают к новой форме исполнения своих функций, значит, они не должны лишиться прежней формы, иначе их уровень жизни и функциональное (социальное) разнообразие сократится — и это будет своеобразный отрицательный эффект новых технологий. Это обстоятельство выступает ограничением на развертывание новых технологий, в частности цифровых. Безусловно, возможны девиантные эффекты — оппортунизм, получение выгод посредством коварства, мошенничество, киберпреступность и т.д., что потребует новых правовых форм регулирования, особых институтов развития сетевых взаимодействий. Подобные исходы повлекут рост трансакционных затрат — и каким будет соотношение по экономии и по росту этих затрат со временем, остается большим вопросом, на который пока нет ответа из-за высокой степени непредсказуемости общего исхода, не говоря уже о затруднительности взвесить положительные и отрицательные результаты.

В-третьих, принцип «свободы выбора», который либеральное сообщество экономистов возвеличивало всегда до небес, становится порабощен новыми технологиями, которые навязываются человеку, принуждая его к действиям напрямую и предопределяя его выбор. Принцип «свободы выбора» мало совместим с компьютерными технологиями. Можно прогнозировать ухудшение ситуации с этим принципом по мере дальнейшего технологического развития.

В-четвертых, принцип определения наиболее результативных направлений применения цифровых технологий, где технологический и общий мультипликаторы будут наиболее высокими и позволят развернуть новую волну «высокотехнологической фазы индустриализации».

В-пятых, согласованность государственных документов (программ и планов развития), позволяющая институционально управлять динамикой научно-технических секторов, влияния на общий уровень технологичности и производительности в экономике. Необходимо счетным образом оценивать последствия мер правительственной политики перехода на цифровые технологии, масштаб такого перехода по этапам, и главное — источники ресурсов и баланс результатов (доходов). Очень низкий уровень координации государственных документов, разрабатываемых различными группами в разных министерствах, становится ограничением при реализации этих программ, дает искаженную оценку эффективности, что относится к программе цифровизации, нескоординированной с другими направлениями в рамках общей стратегии развития страны: программа цифровизации принята вне связи с другими программами и до принятия стратегии долгосрочного социально-экономического развития страны.

Источник: О. Сухарев ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ ОБНОВЛЕНИЕ: ВОЗМОЖЕН ЛИ УСПЕХ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ? // Экономист, 2018, № 2. Финтех-компании, как угроза для банков Общемировая тенденция такова, что в перспективе финтехкомпании могут превратиться из инновационных лабораторий в агрессивных конкурентов классическим банкам. Структура программы «Цифровая эконо­мика Российской Федерации» (2017) В июле 2017 г. была принята программа «Цифровая эконо­мика Российской Федерации», определяющая развитие цифровой экономики нашей страны на период до 2024 г. Преимущества цифровой экономики Принято считать, что основные преимущества, создаваемые цифровой экономикой, получают представители домохозяйств в лице покупателей. Что такое реинжиниринг и процессный подход к управлению Направления развития новой экономики Что такое «интернет-вещей» Сетевая модель организации экономической деятельности Особенности четвертой промышленной революции Третья промышленная революция и ТНК

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *