Экономическая теория преступности Беккера

Экономическая теория преступности восходит к классической работе Беккера «Преступление и наказание: экономический подход».

Экономическая теория преступности Беккера

Он применил известный к тому времени подход теории человеческого капитала к ситуации выбора, который стоит перед потенциальным преступником: совершить преступление или заниматься легальной деятельностью. 

Как и в других задачах выбора, здесь предполагается, что человек действует рационально, максимизируя индивидуальную полезность. Причем в случае выбора криминальной деятельности его будущий доход, определяющий полезность, уменьшается на величину издержек, связанных с наказанием, — если он будет пойман. Таким образом, доход от преступления есть ожидаемый доход с учетом вероятности того, что преступление будет раскрыто и преступник наказан. Альтернатива — законопослушная деятельность, которая принесет гарантированный, хотя, возможно, и меньший доход. Потенциальный преступник оценивает свою ожидаемую полезность ( EU ) от криминальной активности, которая описывается формулой:

EU = pU ( Y – F ) + (1 – p ) U ( Y ),

где: Y — доход от преступления; F — издержки наказания, как материальные, так и моральные; p — вероятность быть пойманным. 

Он выбирает преступную деятельность, если определенная таким образом ожидаемая полезность превышает полезность от гарантированного дохода, полученного законным путем. Из модели Беккера следуют очевидные выводы: преступность тем выше, чем больше, при прочих равных условиях, выгоды, получаемые преступниками, меньше вероятность быть пойманными, легче наказания. Кроме того, играют роль альтернативные доходы: если они достаточно высоки, и их можно гарантированно получить, мотивы к совершению преступления ослабевают, и наоборот: для людей, чьи перспективы трудоустройства невысоки, а возможные заработки невелики, вероятность стать преступником растет. Это значит, что более эффективная работа правоохранительных органов и все, что ей способствует (от размеров финансирования до особенностей расселения), снижают преступность, увеличивая значение p. Точно так же способствует снижению преступности ужесточение наказаний (рост величины F). 

Беккер называет еще один важный фактор — склонность к преступной деятельности, которая различается у разных людей. Последняя зависит от индивидуального восприятия риска. Большинство людей рискофобы, однако к риску обычно более склонны молодые люди, чем пожилые.

Модель Беккера имеет, однако, определенные ограничения, заданные ее явными и неявными предпосылками.

Во-первых, потенциальный преступник — всегда рациональный индивид, который может оценить ожидаемые издержки и выгоды преступной деятельности, в том числе — вероятность p . 

Во-вторых, преступник обязательно ожидает получить материальную выгоду, то есть доход Y. Тем самым модель хорошо объясняет так называемую «беловоротничковую» преступность, например финансовые махинации, неуплату налогов. Однако «синеворотничковая» преступность объясняется этой моделью лишь отчасти. Если такие преступления, как кражи, грабежи, мелкое воровство, скорее всего, совершаются сознательно и имеют целью материальную выгоду, то преступления на бытовой почве, часто совершаемые в состоянии алкогольного опьянения (драки, насилия, убийства, а также ДТП по вине пьяного водителя), не имеют своей целью получение дохода. Кроме того, преступника, совершившего правонарушение под воздействием алкоголя или наркотиков, нельзя считать рациональным. В частности, поэтому в более поздних моделях преступности помимо детерминант, отмеченных Беккером, называют также «уровень потребления криминогенных благ», и среди них — алкоголь.

По материалам статьи: М.Г. Колосницына, Н.А. Хоркина, А.Ю. Внешние эффекты потребления алкоголя: влияние мер антиалкогольной политики на преступность // Вопросы экономики, 2018, № 3.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *