Проблемы инновационного развития России

По номинальному объему экспорт высокотехнологичной продукции из Китая бо­лее чем в 57 раз превышает аналогичный показатель для России

Проблемы инновационного развития России

Основные проблемы рос­сийской экономики последних двух десятилетий — это нарастающее отставание от промышленно развитых стран в научно-технологическом и инновационном развитии и объемах товарного производства высокотехнологичных отраслей реального сектора экономики. Следствием этого отставания является высокая степень зависимости российской экономики от возможностей импорта высоко­технологичной продукции зарубежных компаний и возможностей экспорта энергоносителей.

В свою очередь, это отставание есть прямое следствие реализуемой в тече­ние последних 25 лет либеральной модели экономики страны, в рамках кото­рой критерием успеха реального сектора экономики России считается финан­совая конкурентоспособность и прибыль, т.е. этот сектор нацелен на финансовые, а не технологические инновации . Эта либеральная модель являлась ос­новой ряда директивных документов Правительства РФ, а также всех стратегий научно-технологического развития России начиная с 2006 г., основные цели и задачи которых так и не были достигнуты. Но существеннее всего то, что в 2016 г., как и десять лет назад, в 2006 г. (год утверждения Стратегии-2015), крупнейшие высокотехнологичные компании реального сектора экономики России по объему товарного производства многократно отставали от своих за­ рубежных конкурентов.

Среди упомянутых директивных документов Правительства РФ основополагающим представляется документ «Основные направления политики Рос­сийской Федерации в области развития инновационной системы до 2010 года», утвержденный Правительством РФ в августе 2005 г.. N 2473п-177 (далее — Основные направления-2010). Согласно этому документу одна из целей государ­ственной политики в области развития инновационной системы (п. 18) к 2010 г. «…вывести экономику страны из зоны преимущественного экспортно-сырьевого развития, обеспечить конкурентоспособность России в мировом сообще­стве и ее равноправную интеграцию в мировое экономическое пространство».

Указанная цель, однако, не достигнута. Согласно докладу ЦСР на данный момент по целому ряду направлений Россия не в силах конкурировать с зару­бежными партнерами, а наша национальная экономика по-прежнему в значи­тельной степени зависит от экспорта энергоносителей: на их долю в 2016 г. пришлось 62% российского экспорта в страны дальнего зарубежья.

Распоряжением Правительства РФ No 2227-р от 8 декабря 2011 г. утвер­ждена «Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г.» (Стратегия-2020) также на базе Основных направлений-2010. В рамках реализации этой С’тратегии-2020 и планировалось увеличить долю Рос­сии на мировых высокотехнологичных рынках до 2%, что в 8 раз меньше пока­зателя Китая и в 6 раз меньше уровня США в 2008 г.

Однако согласно докладу ЦСР преобладают иные тенденции:

«В последние десятилетия происходит смещение структуры экспорта в сторону продук­тов низкой сложности…», «Россия — единственная страна БРИКС, где струк­тура производства стала менее высокотехнологичной, чем была ранее», «…по номинальному объему экспорт высокотехнологичной продукции из Китая бо­лее чем в 57 раз превышает аналогичный показатель для России».

Стратегией-2020 планировался также ежегодный 5%-ный прирост произ­водительности труда «для достижения среднеотраслевых значений, характер­ных для аналогичных зарубежных компаний».

Согласно докладу ЦСР положение не изменилось: «Российской экономике необходимо обеспечить производительность труда в таких масштабах, ко­торые позволят в кратчайшие сроки ликвидировать отставание по данному показателю от стран-лидеров и не уступать им в будущем».

Таким образом, именно следование России либеральному экономическому курсу является причиной того, что «…динамика, которую российская экономи­ка демонстрирует в настоящий момент, не позволяет ни решать задачи повышения производительности труда, ни эффективно включиться в глобаль­ные тренды, задаваемые новой технологической революцией».

На существующих глобальных рынках полупроводников и радиоэлектроники Россия является только потребителем, но не сколь-нибудь значимым по­ставщиком. Россия критически зависит от импорта полупроводников, посколь­ку не владеет технологиями и не располагает полупроводниковыми фабриками, способными обеспечить производство десятков и сотен миллионов полупро­водников (на что способны, например, Intel и Texas INS.). Очевидно, что в этих условиях не имеет реального смысла ставить перед российской полупроводниковой отраслью задачу обеспечения производства хотя бы сотней миллиардов полупроводников для 50 млрд, устройств, которые будут подключены к интер­нету к 2020 г.

По данным из материалов экспертной группы Digital McKinsey «Цифровая Россия: новая реальность», Россия критически зависит также и от импорта ИТ-оборудования, объем которого составляет по различным категориям от 80 до 100%. Другими словами, объемы производства отечественных полупровод­ников и радиоэлектронных изделий в настоящее время не являются сколько-нибудь значимыми для экономики России.

Аналогична и ситуация с удовлетворением потребностей отечественного рынка бытовой техники. На этот рынок поступают либо импортные изделия, либо результаты отечественной сборки изделий из импортных комплектую­щих, включая программное обеспечение цифровых систем управления таких товаров массового спроса, относящихся к категории потребительского «интер­нета вещей», как бытовая радиоэлектроника, холодильники, пылесосы, сти­ральные и швейные машины и т.д., а также легковые автомобили. Очевидно, что цифровая трансформация этих массовых продуктов и соответствующих зарубежных предприятий уже проведена или будет проведена на основе про­дукции лидеров глобальных рынков полупроводников и радиоэлектроники.

Стало быть, при сохранении в России либеральной экономической модели не приходится ожидать ни увеличения объемов производства отечественной бытовой техники в результате новой технологической революции, ни создания в России на их основе экономически и социально значимых компаний по произ­водству таких товаров на основе стратегии «двойного сокращения», конкурен­тоспособных на глобальном мировом рынке.

Распоряжением Правительства РФ от 28 июля 2017 г. No 1632-р утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (Программа ЦЭ). В основу этой программы положены те самые принципы, на которых базирова­лись все предыдущие стратегии научно-технологического развития России, цели и задачи ни одной из которых так и не были достигнуты.

Согласно Основным направлениям-2010 первоочередные цели и задачи этих стратегий и программы — создание условий, в том числе институциональных, для развития (создания) высокотехнологичных бизнесов, но не создание собственно этих бизнесов, а также необходимой инфраструктуры и прорывных технологий. Достижение этих целей и задач программы предположительно должно обеспечить повышение конкурентоспособности на глобальном рынке как отдельных отраслей экономики Российской Федерации, так и экономики в целом (Программа ЦЭ, с. 2).

Необходимое условие конкурентоспособности компании на глобальном рынке — это ее выход на объемы товарного производства, соизмеримые с объемами производства компаний-лидеров глобального рынка. Однако увеличение объемов товарного производства не являлось целью ни стратегий научно-технологического развития РФ в 2006-2016 гг., ни Программы ЦЭ.

Из изложенного следует, что попытка включения России в новую технологическую революцию на базе либеральной модели не только не решит основ­ные проблемы российской экономики, но и усилит ее зависимость от импорта высокотехнологичной продукции и экспорта энергоносителей.

Бетелин В. О НОВОЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ГОТОВНОСТИ К НЕЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ // Экономист, 2018, № 2

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *