Залоговые аукционы в 1995 году: как ЮКОС, Сибнефть и Норникель достались частникам

За все пакеты акций, отданных банкам в рамках залоговых аукционов, государство получило меньше 1 миллиарда долларов.

Залоговые аукционы в 1995 году: как ЮКОС, Сибнефть и Норникель достались частникам

В 1995 году дефицит бюджета России был равен 72,1 трлн рублей (33% от расходов бюджета) или, примерно, 22,5 млрд долларов. Для финансирования дефицита под руководством Альфреда Коха, Анатолия Чубайса и Олега Сосковца (сами аукционы были предложены Владимиром Потанином) были проведены залоговые аукционы.

Схема залоговых аукционов была довольно проста. Государство занимало деньги у коммерческих банков под залог акций государственных компаний. В случае невозврата кредита, акции переходили в собственность банков. Заключение контрактов на кредиты проводилось по итогам аукционов, на которых шла борьба между банками за право получить акции по низким ценам занять деньги государству.

В итоге, к концу 1995 года было заключено 12 контрактов. В качестве залога банкам были переданы крупные (практически контрольные) пакеты акций следующих предприятий: Норильский никель, Северо-западное речное пароходство, АО «Мечел», Сиданко, Новолипецкий металлургический комбинат, ЮКОС, Новороссийское морское пароходство, Сибнефть, Сургутнефтегаз, АО «Нафта-Москва», Мурманское морское пароходство.

Правительство кредиты не вернуло и пакеты акций остались у банков (за которыми стояли такие люди как Березовский, Абрамович, Потанин, Ходорковский и пр.).

В 2004 году Счётная палата РФ опубликовала доклад «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993—2003 годы», в котором был отмечен фиктивный характер аукционов (отсутствие реальной конкуренции, заниженные цены).

По сути, с помощью залоговых аукционов крупнейшие государственные предприятия перешли в частные руки ценам в 15-30 раз ниже их реальной стоимости.

В частности, 51% акций Сибнефти достался ЗАО «Нефтяная финансовая компания» за 100,3 млн долларов (стартовая цена аукциона — 100 млн долларов). В 2005 году ОАО «Газпром» купил 72,5% акций Сибнефти за 13,09 млрд долларов. За 51% акций Норильского никеля государство получило 170 млн долларов. В 2010 году капитализация компании оценивалась более чем в 30 млрд долларов. Акции ЮКОСа через 2 месяца после проведения аукционов стоили уже 6 млрд долларов (за 45% акций государство получило 159 млн долларов).

За все проданные пакеты акций государство получило меньше 1 миллиарда долларов (886 млн долларов), при дефиците российского бюджета в 22,5 млрд долларов.

Есть и точка зрения на залоговые аукционы (с Лурка):

Есть мнение, что участники данного балагана не воры, распилившие по быстрому народное достояние за мелкий прайс и отправивших Роиссю Вперде, а настоящие благодетели Родины и спасители. Вот анон, почитай, подумай::

Продавались ключевые компании страны, локомотивы экономики.

Это сейчас они локомотивы и так далее. А тогда — на том же Норильском никеле (и на других) — полугодовые задолженности по зарплате, недостаток оборотных средств, компании генерируют отрицательную прибавочную стоимость. Экспорт осуществлялся в убыток через формально независимые иностранные фирмы, в которых сидели родственники директоров. Поставки осуществлялись через местный криминал. У государства, как у владельца, изменить эту ситуацию возможности не было.

Продавались по смешной цене и своим.

То, что своим — это правда, то, что за копейки, тоже правда. Кто подсуетился тот и успел. Но ДРУГИМ продавать было невозможно по политическим и — да! — стратегическим, мотивам. Ни иностранцам. А что касается цены, ну. Сравнивать лежащее на боку предприятие, покупая которое, ты не получаешь гарантий, что у тебя его не отберут, тебя не застрелят и т. д., с текущей ситуацией — некорректно. Тогда всё было очень в тумане. И красный реванш никто не отменял, и вообще.

Подкованный Анонимус также хочет напомнить всем идейным борцам, что в те суровые годы в Этой стране имелся парламент, в котором коммунисты, радикалы (Жирик и компания) вместе с промышленниками составляли большинство. Это самое большинство под страхом анального наказания специальным законом запретили проклятым буржуям приватизировать народное добро из того списка, что приведен выше. Аналогичные законы для стратегических предприятий есть и в США. Таким образом, любой путь к цивилизованной приватизации был отрезан, и продажа своим по смешной цене через креативную схему осталась единственным способом хоть как-то заставить работать эти замечательные груды вторчермета.

Через год их цена подскочила раз в 20–30. прямо все как на подбор эффективные менеджеры.

Не совсем так, стоимость предприятий существенно снижали висящие на их балансе объекты городской собственности, всякие больницы, детские садики, жилые кварталы и т. д. На самые крупные предприятия вешали почти всю городскую инфраструктуру (Норильск на «Норникеле», Нефтеюганск на «Юкосе» и т. д.). Руководители этих предприятий (как правило, сидящие с советского времени директора) были не заинтересованы в исправлении ситуации. После передачи всего этого добра на баланс города стоимость предприятий выросла в разы. Приватизация прибылей и национализация убытков, как она есть.

Всякие относительно мелкие нарушения закона, типа процедуры тендера и правовое обеспечение.

Напрямую — законы не нарушались. Но написать такие законы, которые невозможно было бы аккуратно обойти — тяжело. А общественный контроль и гражданское общество тогда просто отсутствовали.

Основная, по-вашему, цель аукциона — наполнить казну: Epic fail.

Нет, не фэйл. Убыточные предприятия были сняты с баланса бюджета, а люди получили зарплаты и работу. Основной целью аукционов была передача предприятий в руки тех, у кого есть желание эффективно ими управлять, чтобы потом прибыль от уплаты налогов стала выше, чем отчисляемые с госпредприятий деньги. И эта задача была успешно выполнена.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *