Как повысить качество системы образования?

Помочь может только переход от административного контроля к рыночному контролю.

Как повысить качество системы образования?

Более близкий пример – взаимоотношения Министерства образования России (работодатель) с научно–преподавательским составом вузов. Существующая система из государственных образовательных стандартов и многочисленных инструкций, которые должен выполнять преподаватель, полностью извращает основное содержание процесса обучения – критическое освоение учениками позиции учителя. Политика Министерства недвусмысленно указывает на то, что индивидуальная научная точка зрения преподавателя является нежелательным элементом учебного процесса. Здесь мы сталкиваемся с очень сложной, практически неразрешимой проблемой оценки эффективности работы преподавателей с помощью произвольных показателей. В настоящее время (с целью «объективности») в основу оценки профессионализма кладётся сложная смесь из наличия публикаций преподавателя и ссылок на его труды. Нельзя спорить с тем, что настоящий преподаватель должен печататься и участвовать в дискуссиях, так было во все времена. Но делает–то он это для того, чтобы выявить истину, а не заработать на кусок хлеба! Надо ли говорить, что когда количество публикаций стало основанием для начисления дополнительного дохода, немедленно возник рынок публикаций, который, как и любой рынок, описывается спросом, предложением и равновесной ценой. Очень быстро дело дошло до абсурда – уже не журнал платит гонорар за право донести до аудитории научные гипотезы автора, но сам автор платит деньги журналу за право «тиснуть статейку» и в будущем с лихвой компенсировать эти расходы за счёт бюджетных денег. Но истинный показатель эффективности – уровень научной значимость публикаций – стремительно покатился вниз.

Дело обстоит точно так же, как если бы актёры получали гонорары не за свой талант, проявленный на подмостках, а за количество минут, которые они провели на сцене или в кадре. Такая ситуация может показаться невозможной, поскольку рынок немедленно выправит акценты и ленты с участием бездарных актёров выйдут в тираж. Но люди постарше прекрасно помнят время, когда бюджетные деньги тратились на гонорары режиссёров и писателей, создававших «идеологически выдержанные» фильмы и книги, при том, что художественная ценность и, соответственно, популярность этих произведений стремились к нулю.

Не надо обманываться, если даже Министерство образования откажется от «индекса публикаций» как инструмента для измерения профессионализма преподавателя и заменит его каким–нибудь другим показателем, скажем «индексом посещаемости занятий», то результат будет тем же самым. Вполне допускаю, что преподавателям станут заманивать студентов на занятия, если это приведёт к росту их доходов. Приманкой может послужить обещание снизить требовательность к дисциплинированным студентам во время грядущей сессии. То есть опять же возникнет непреодолимая проблема морального риска. Не спасёт положение и множественность критериев оценки профессионализма.

При этом я далёк от того, чтобы предъявлять какие–либо претензии, как к Министерству образования, так и к самим преподавателям. Обе стороны поставлены в такие условия, которые диктуют им рациональное поведение именно в такой форме, какую мы наблюдаем. Министерству поручено израсходовать бюджетные средства на поддержку преподавателей, и оно находит критерий, который считает наиболее адекватным поставленной задаче. Повторимся, что если чиновники выберут другой критерий, то ничего от этого не изменится. Преподаватели, получив сигнал о предпочтениях покупателя (коим является Министерство), немедленно изменяют своё поведение так, чтобы максимизировать получаемую прибыль (разницу между ожидаемыми доходами и понесёнными при опубликовании статьи издержками). В результате обе стороны действуют рационально, результатом чего становится снижение эффективности преподавания.

Вывод напрашивается сам собой. Только переход от административного контроля к рыночному контролю над издержками способствуют росту эффективности преподавания. Эта истина достаточно хорошо известна в развитых странах. То, что взаимосвязь между качеством преподавания и спросом на услуги конкретного учебного заведения существенна и для России, подтверждено исследованиями, проведёнными Д.Ю. Чугуновым. Согласно исследованиям, проведённым автором за период с 2012 по 2014 годы, «стоимость квартир в домах, которые по территориальному признаку относятся к школам с высокими результатами ЕГЭ, почти на 3% выше аналогичных, но «приписанных» к обычным учебным заведениям… Зависимость от числа баллов ЕГЭ также демонстрируют и доходы будущих работников, что оправдывает большие вложения в жилье рядом с качественными школами. Каждый дополнительный балл, полученный по результатам ЕГЭ в школе, в будущем увеличивает доход молодого сотрудника на 1,9% в случае заочного и на 2% в случае очного обучения. Таким образом, выпускники, обучавшиеся в вузе, средний балл приема ЕГЭ в котором на 10 пунктов выше, в итоге получают на 19-20% более высокую зарплату. В целом положительный эффект от обучения в качественном вузе ощутимее для выпускников очной формы обучения, которые зарабатывают на 20-22% больше выпускников заочной формы».

«Скоринговые» оценка профессионализма преподавателей вузов является лишь фрагментом в общей картине деперсонификации взаимоотношений между сторонами трудового контракта. Так, в последнее время стала модной практика оценка полезности работника с помощью системы KPI. Схема применения та же самая. Сначала выдвигается задача оценить вклад сотрудника в конечный результат подразделения, ценность его трудовых усилий. Для этой цели предлагается набор формальных критериев, которые допускают количественное измерение каких–либо параметров деятельности сотрудника. После этого достаточно оценить деятельность сотрудника по шкале и суммировать набранные им баллы. Таким способом менеджер получает возможность «объективно» оценить «полезность» сотрудника для фирмы.

Надо ли говорить, что данная система может быть успешно применена только для работников, выполняющих элементарные операции или операции с определённым конечным результатом. Например, фрезеровщик обтачивает определённое количество деталей за смену, грузчик переносит определённый вес в течение рабочего дня и прочее. Здесь система KPI уместна, но она не представляет из себя ничего нового по сравнению с системой оплаты труда и мотивации работника времён СССР, когда всё сущее оценивалось с помощью «Единого тарифно–квалификационным справочника» и «Единых норм и расценок».

А.Е. Колмаков, М.В. Богатырева БЮРОКРАТИЧЕСКИЙ И РЫНОЧНЫЙ КОНТРОЛЬ НАД ИЗДЕРЖКАМИ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ // Тенденции и проблемы в экономике России: теоретические и практические аспекты [Электронный ресурс]: материалы Всерос. науч.-практ. конф., 23 марта 2017 г. / под ред. С.А. Курганского. – Иркутск: Изд-во БГУ, 2017. – 293 с. – DOI: 10.17150/konf.2017.03.23.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *