ЭКОНОМИКА
занимательно, просто, кратко
примеры
и факты

Влияние валютного курса на экономику России


В российской периодике широко обсуждается воздействие валютного курса на экспорт и импорт, на конкурентоспособность российских товаров на внешнем и внутреннем рынках, на обслуживание и погашение задолженности, выраженной в иностранной валюте, на динамику внутренних цен. Но существуют и другие, не менее важные, макроэкономические последствия снижения или повышения валютного курса рубля, которые практически не привлекают внимания исследователей, публицистов, разработчиков экономической политики. В частности, динамика валютного курса в сочетании с количественными показателями платежного баланса влияет, во-первых, на структуру использования ВВП, а именно, на долю в нем чистого экспорта и, следовательно, на совокупную долю потребления и накопления; во-вторых, на распределение добавленной стоимости между отраслями, ориентированными на экспорт и на внутренний российский рынок.

Как видно из данных таблицы 1, объем чистого экспорта, выраженный в долларах, в 2015 г. был меньше, чем в 2012-2014 гг., однако при переводе в рубли по среднегодовому валютному курсу он оказался больше, чем в предшествующие годы. Если бы в 2015 и 2016 гг. сохранялся обменный курс 2012 г. (31,07 руб./долл.), то чистый экспорт составил бы в 2015 г. не 8,1, а 4,2% ВВП; в 2016 г. - не 5,2, а 2,3% ВВП. Соответственно увеличилась бы доля ВВП, использованного для конечного потребления и накопления. Таким образом, снижение валютного курса рубля, при прочих неизменных условиях, ведет к увеличению доли чистого экспорта и уменьшению совокупной доли потребления и валового накопления. Снижение доли чистого экспорта в ВВП по итогам 2016 г., округленно, с 8 до 5% теоретически должно означать увеличение доли конечного потребления и валового накопления на 3 п. п.

По опубликованным официальным данным трудно судить о структуре использования ВВП в 2016 г. Согласно данным Росстата, доля чистого экспорта сократилась на 2,9 п.п., на 0,3 п.п. снизилась доля расходов на потребление (расходы на потребление домохозяйств уменьшились на 0,9 п. п., расходы на потребление сектора "государственное управление" увеличились на 0,6 п. п.). Теоретически доля валового накопления должна была увеличиться на 3,2 п. п., однако, согласно официальным данным, она возросла всего на 1 п. п. (в основном за счет роста оборотных запасов). Остальное изменение (более 2 п. п.) приходится на долю "статистического расхождения". Такая серьезная неувязка в официальных статистических данных встречается впервые с 1995 г. (когда начали публиковать данные о структуре использования ВВП). Например, в 2011 и 2014 гг. статистическое расхождение выражалось пренебрежимо малой величиной, в 2012 г. оно составляло менее 0,1% ВВП, в 2013 г. - 0,4 и в 2015 г. - 0,2% ВВП.

Таблица 1

Сокращение чистого экспорта в 2016 г. означало уменьшение ренты, уплачиваемой отечественной экономикой экспортерам, что привело к снижению прибыли организаций нефтегазового комплекса и повышению прибыли в остальных базовых видах деятельности3. Отметим также, что по итогам 2016 г. сокращение нефтегазовых доходов бюджета полностью компенсировалось повышением прочих доходов, а некоторое увеличение бюджетного дефицита было обусловлено скорее ростом расходов, чем сокращением доходов.

Систематическое ослабление рубля, на котором настаивают авторы программы Столыпинского клуба, неизбежно обратит вспять позитивные тенденции, возникшие в 2016 г., увеличит долю чистого экспорта в ВВП, усилит процесс перераспределения добавленной стоимости в пользу нефтегазового комплекса, неизбирательно ограничит импорт, в том числе инвестиционных и промежуточных товаров, не имеющих аналогов на внутреннем российском рынке, даст новый импульс росту потребительских цен. Все это скорее замедлит, чем ускорит, выход экономики из состояния стагнации.

В течение первых трех кварталов 2016 г. и в I кв. 2017 г. на внутреннем валютном рынке предложение иностранной валюты постоянно превышало спрос на нее. Следовательно, укрепление рубля определялось не случайными колебаниями, а устойчивыми процессами в области внешнеэкономических отношений, включая как текущие операции, так и движение капитала4. В IV кв. 2016 г., согласно данным платежного баланса, спрос на иностранную валюту несколько превысил ее предложение, но продолжалось укрепление рубля. Эта ситуация вполне объяснима, поскольку на валютный курс воздействует также соотношение внутреннего предложения и спроса на иностранную валюту, не отражаемое в платежном балансе. В последнем квартале 2016 г. значительное внутреннее предложение иностранной валюты обеспечивал Минфин, финансировавший дефицит бюджета за счет продажи валюты из бюджетных фондов. Кроме того, на динамике курса не могли не сказаться устойчивые ожидания укрепления рубля.

Упреки в адрес руководства Банка России, которое будто бы искусственно поддерживает "завышенный" курс рубля, несправедливы: наращивая валютные резервы, ЦБ, насколько мог, сдерживал укрепление рубля, но его возможности ограничены. Чтобы переломить тенденцию к укреплению рубля, Банку России пришлось бы увеличить покупку валюты на внутреннем рынке, следовательно, задействовать дополнительные финансовые ресурсы. Вопрос о ресурсах, необходимых для регулирования валютного курса в текущих условиях, в программе Столыпинского клуба не упоминается.

Теоретически ЦБ может финансировать покупку иностранной валюты за счет трех источников: во-первых, за счет эмиссионного ресурса (прироста денежной базы); во-вторых, за счет профицита бюджета (прироста остатков на счетах правительства); в-третьих, за счет сокращения своих внутренних активов - главным образом кредита банкам. Прирост денежной базы составил в 2016 г. менее 1% ВВП, так что увеличить его было можно, но это противоречило бы, с одной стороны, "умеренно жесткой" монетарной политике ЦБ РФ, а с другой - требованию "Стратегии роста" (вполне обоснованному) использовать эмиссионный ресурс для поддержания инвестиционного спроса. О втором возможном источнике финансирования покупки валюты - профиците бюджета - в сегодняшних условиях говорить не приходится, во всяком случае - об устойчивом профиците, сохраняющемся больше одного месяца или, максимум, квартала. Остается допустить финансирование покупки валюты ЦБ РФ за счет сжатия кредита банкам, что и происходило в течение первых трех кварталов 2016 г. и в I кв. 2017 г. Для целенаправленного ослабления рубля потребовалось бы еще более интенсивное сжатие внутреннего кредита ЦБ, что вызвало бы дальнейший спад кредитной активности банков.

Стремление ослабить рубль само по себе представляется нам ошибочным, даже если бы ЦБ РФ располагал необходимыми для этого ресурсами. Но в любом случае в условиях, когда предложение иностранной валюты на внутреннем рынке систематически превышает спрос, для искусственного ослабления рубля неизбежно будут задействованы ресурсы, которые в ином случае могли бы использоваться для оживления и роста экономики.

Источник:
Маневич В. Альтернативные стратегии преодоления стагнации и "новая модель роста" российской экономики // Вопросы экономики, № 8, Август 2017, C. 121-137
05:01
1239
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...


Обзоры

Copyright © 2015 popecon.ru
При использовании материалов сайта активная ссылка на popecon.ru обязательна

Сайт посвящен популяризации экономический теории. Здесь вы найдете статьи по экономике, примеры экономических закономерностей, интересные факты об экономике и объяснение явлений, происходящих в хозяйственной жизни общества.